Сотовый ликбез. Три сказки о мобильном этикете — грустные, но поучительные

Сказка первая
Наконец-то Иван Иваныч купил себе мобильник. Маленький такой, с цветным дисплейчиком и 64-голосной полифонией, последнее слово дизайнерской мысли. Он давно мечтал о таком и, естественно, был безмерно рад, когда мечта сбылась. Ему не терпелось рассказать всем о своем новом приобретении, всем, кроме жены. Почему? Потому что телефон Иван Иванычу был нужен для связи с любовницей — молодой аспиранткой Элеонорой Дермидонтовной, его научной подопечной. Его семейная жизнь давно уже превратилась в привычку, дети выросли и разъехались, а жену он хоть и любил, но уже без прошлой страсти, впрочем, и она отвечала ему тем же. Другое дело — Элеонора Дермидонтовна, молодая, красивая, дерзкая.

Именно ради встреч с ней и был приобретен мобильник, так как звонить Элеоноре с домашнего телефона Иван Иваныч в силу понятных причин не мог. И вот он приобретен, подключен. Иван Иваныч, счастливый, стоял на остановке, мечтая, как на вечерней прогулке со своим пучеглазым пекинесом по имени Пуфик, он будет названивать своей не только научной подопечной. Был час пик, народу в ожидании автобуса толпилось много, но это не могло испортить настроение Иван Иваныча. Не желая ждать до вечера, он уже набирал драгоценный номер: «Алле, Элеонорочка!.. Да, да… ага… купил! Как слышишь?.. Хорошо?.. Ой как хорошо! А сейчас Вы мне позвоните! Диктую номер…» Толпа хлынула в подошедший автобус, затянув с собой и Иван Иваныча.


В автобусе было жутко тесно. Справа на Иван Иваныча навалился огромный амбал, густо пахнущий пивом и рыбой «Вобла», слева постоянно елозил ученик начальной школы с рюкзаком в полтора раза больше себя. Но, несмотря на неудобства, Иван Иваныч смог достать трубку и ответить, когда из его кармана послышались призывные мелодии «Весны» г-на Вивальди. «Алле? Элеонорочка? Сразу дозвонилась?.. Чудно! Ну как, сегодня вечерком мы проверим ваши расчеты? … Конечно, как обычно, у вас! Я уже купил ваше любимое „Кинзмараули“?.. Что?.. Форма одежды?.. М-м-м-м… А можно без нее?.. Можно? Чудно! Тогда целую, и до вчера!» Произнеся последнюю фразу тоном Элвиса Пресли и Казановы вместе взятых, Иван Иваныч положил трубку и засунул телефон в карман. В предвкушении вечера он радостно улыбался… Но внезапно улыбка исчезла с лица научного ловеласа, ее сменило удивление, а затем смущение. Прямо напротив него сидела и гнусно улыбалась лучшая подруга его супруги Светлана Иссидоровна, которая по совместительству была жуткой стервой и мужененавистницей. Иван Иваныч понял, что попал: Светлана Иссидоровна слышала его эротичные излияния своей подопечной, и она, как явная представительница феминистического движения, не сохранит в тайне сей вопиющий факт подлости мужской половины человечества. В глазах у него потемнело, а мысли лихорадочно забегали.
…Подъездная дверь казалась чрезмерно тяжелой, а каждый шаг по лестнице давался с таким трудом, словно Иван Иваныч шел не домой, а на эшафот. Впрочем, в сложившихся обстоятельствах, неизвестно, что было для него хуже. Вся прожитая жизнь пронеслась у него перед глазами, когда он открывал дверь в квартиру. Он ругал себя за неосторожность, ругал создателей сотовой связи, ОПСОСа и эту стерву Светку, так не вовремя оказавшуюся рядом. Дверь открылась. Жена уже ждала. По ее глазам Иван Иваныч понял, что пощады ждать не придется. И вот он, миг озарения! Супруга, целясь в голову, уже замахнулась хрустальной вазочкой, когда Иван Иваныч выпалил: «Дорогая, у меня для тебя сюрприз!» Вазочка полетела, но Иван Иваныч успел присесть. «Любимая! — следующей летела салатница, но Иван Иванович был наготове и второй заряд мести прошел мимо. — Я купил тебе подарок!» Жена, потянувшаяся за сковородкой, на секунду замешкалась, а Иван Иванович, пользуясь передышкой, продолжил: «Я купил тебе мобильник! Помнишь, ты говорила, что мечтаешь о мобильнике, как у Светки? Я помню! Вот он!» С этими словами достал из кармана сверкающее чудо и протянул супруге. Атака захлебнулась…
Потом были длительные разбирательства по поводу автобусного разговора, клятвенные заверения в супружеской верности и охаивание непонятливости параноидальной Светки, то есть Светланы Иссидоровны. В конечном итоге стороны примирились, и было решено отпраздновать покупку в ближайшем ресторанчике. Иван Иванович надел свой лучший галстук, его супруга — лучшее платье, и они рука об руку пошли отмечать перемирие и удачную покупку. В ресторане Иван Иванович был галантен, как перед свадьбой, а его супруга выложила полифоническое чудо на стол, радуясь, что ее муж оказался на высоте и купил вещь, которую и людям не стыдно показать. Вечер протекал мирно. В ресторане выступала джаз-банда, романтично пел саксофон. Внезапно мобильник тоже запел. Он пел «Весну» г-на Вивальди. Это звонила Элеонора Дермидонтовна, ждавшая Иван Иваныча для «проверки расчетов» у себя дома. Иван Иванович поперхнулся, покраснел и в приступе удушья судорожно дернул за скатерть. Стоявший на столе бокал с шампанским упал, а его содержимое вылилось прямо на голосящий мобильник. После чего тот поперхнулся, пару раз что-то хрипло пиликнул и замолк… Навсегда.
Супруга очень испугалась, что Иван Иваныч задохнется, но ничего — продышался. А вот мобильник умер. Правда, Иван Иваныч не растроился, да и супруга тоже. В конце концов, не в нем счастье…

Сказка вторая
Иван Петрович был мужчиной хозяйственным. О таких во сне мечтают домохозяйки постсоветского пространства — все в семью: не пил, не гулял, не транжирил. Впрочем, семьи у него не было. Он был заядлым холостяком, потому что женщины — это ухаживания, подарки и, как следствие, лишние траты, — а их Иван Петрович не любил. Куда лучше всяких романов, считал он, посидеть с друзьями в баньке за кружечкой пива, послушать их стоны о тяготах семейной жизни, о стервозности прекрасных «половинок» и про себя посмеяться: «Вот дураки!». А в выходные сходить в гараж, в гости к «ласточке» (так он называл свою машину ВАЗ-21063), протереть ее мокрой тряпочкой, полюбоваться. Иван Петрович редко куда-нибудь ездил, ведь поездки ведут к износу транспорта, а это траты, которые, как вы уже знаете, он не любил. Однажды он все-таки решился на ней прокатиться, но, едва выехал за городскую черту километров на 30, а ехал Иван Петрович на рыбалку по проселочной дороге, машина хрюкнула и остановилась. Так и стоял там почти сутки, не решаясь оставить свою «ласточку» одну, пока тракторист Василий не зарулил с бодуна на ту же дорогу. Кстати, как раз после того случая, по совету одного из своих друзей, Иван Петрович и купил себе мобильник: мало ли что. Правда, это «мало ли что» случалось редко, и мобильник в основном пребывал в выключенном состоянии. А на сотовые друзей Иван Петрович по привычке звонил с городского телефона. Так продолжалось достаточно долго, но в один прекрасный (хотя, скорее, наоборот) день сотовые друзей перестали отвечать, а когда Иван Петрович перезвонил одному из своих товарищей на домашний, ему там вежливо объяснили, что когда человек скряга — это плохо, а когда скряга друг — это плохо втройне, и попросили больше не звонить.
Иван Петрович не расстроился. «Ну и больно надо! — подумал он. — Меньше друзей — меньше проблем, меньше трат, а я их не люблю!»
…Прошло две недели, Иван Петрович заскучал — и пива не с кем выпить, и поговорить не с кем, даже позлорадствовать не над кем. Достал он свой мобильник, вздохнул, включил и обзвонил всех своих товарищей. Всем пообещал исправится, не быть скрягой и звонить на мобильник только с мобильного. А еще пригласил всех в гости, даже с женами. А друзья — они и есть друзья — сразу его простили, а вечерком в гости подкатили, и был там пир горой. Кстати, в тот вечер Иван Петрович познакомился с Марьей Андреевной, женщиной практичной и хозяйственной, но это другая сказка, к мобильному этикету отношения не имеющая…

Сказка последняя
Василий Петрович был деловым человеком, бизнесменом национального масштаба. Его завод по производству шпингалетов был единственным в России, и он тщательно оберегал свою монополию, поэтому у него было много врагов. Ведь все знают, что шпингалеты — это вам не какой-нибудь газ, а предмет первой необходимости, и производить их выгодно. Враги постоянно пытались навредить Василию Петровичу, например, убить… Поэтому он не ходил без охраны даже в туалет.
Так проходил год за годом. Монополия Василия Петровича оставалась неприкосновенной, но почему-то ему становилось все грустнее и грустнее. В люди без охраны не выйти, ни тебе в кино, ни в театр, ни на концерт. Каждый день, как на войне. Василий Петрович устал от такой жизни. Однажды он решил сбежать, и инкогнито, переодевшись в костюм, в котором защищал диплом в университете около 20 лет назад, вышел в город. Предусмотрительно выключив свой 1300-голосый мобильный телефон, он гулял по городу, вдыхал чистый воздух свободы, кормил голубей. На душе было светло и радостно. Так он провел целый день. А вечером пошел в театр. Уже во время спектакля Василий Петрович, помня о своем важном положении, все же включил мобильник, который сразу же и зазвонил. Надо сказать, не вовремя, потому что на сцене в это время умирал главный герой пьесы. Естественно, 1300-голосная полифония прозвучала как гром среди ясного неба и привлекла всеобщее внимание.
К несчастью для Василия Петровича, в тот день на спектакле отдыхал от своих нелегких трудов киллер Серега, который накануне получил «заказ» на директора шпингалетного завода. Когда запиликала полифония Василия Петровича, Серега плакал, ему было очень жаль главного героя пьесы. «Вот сволочь, мобильник не отключил!» — подумал он и оглянулся, чтобы посмотреть на этого культурного дегенерата. И вот счастье (сначала Серега даже не поверил своим глазам) — это был тот самый его «клиент», генеральный шпингалетного, один, без охраны. «Такого случая больше не будет», — Сергей направился к выходу.
…Через три дня весь город собрался проводить в последний путь генерального директора шпингалетного завода Василия Петровича. Король пал, а монополия вскоре развалилась на куски. Теперь шпингалеты производят в разных городах России…
Сказка ложь, да в ней намек, а кто понял — молодец! А для тех, кто не понял — основные правила мобильного этикета:
— не стоит без крайней нужды разговаривать по сотовому телефону в местах скопления народа. Избавьте окру­жающих от этого сомнительного удовольствия — слушать ваши разговоры;
— обедая (завтракая, ужиная…) не выкладывайте мобильник на стол — это некрасиво и небезопасно;
— звоня кому-нибудь на сотовый, делайте это с сотового — экономьте деньги собеседника;
— и последнее: выключайте сотовый там, где он может помешать или создать какие-либо помехи: в театре, в самолете, в больнице. Не забывайте, что это маленькое средство коммуникации может стать причиной большой трагедии.
Будьте умницами! Звоните!


Рекомендуем почитать: