Дневник разработчика. Совет в Филях

Я, Лёха, Кольяныч, Жека — команда разработчиков АЛКЖ. У нас готова первая демо-версия и полным ходом идёт разработка полной версии. Об отношениях внутри коллектива разработчиков и почему иногда ничего не ладится — в очередной статье цикла.

6 февраля (продолжение)
Вечером собрал всех на кухне.
– Итак, уважаемые друзья-товарищи, вопросы на повестке ужасно простые — почему заводы стоят, новая версия Delphi не выпускается, и почему наше творение до сих пор не издано тиражом 1 миллиард дисков.
– Дык, это, — стал чесать затылок Коляныч, — кризис в стране, чего ты хочешь?
– Ага, — подтвердил Лёха, — воистину кризис. И в стране, и в компании.
– У вас кризис только от того, что Михалыч… простите, Михаил Антоныч потребовал сегодня аванс обратно, и правильно сделал, нечего таких спиногрызов на себе тащить.
– У Михаил Антоныча, слава ему, не спиногрызы, а целая издательская индустрия на спине висит. Его уже можно в книгу рекордов заносить по объёму мышечной спинной массы! — заметил Жека.
– В общем, так, пьянству бой, 8-часовой рабочий день, едой обеспечиваю.
– Я давно в Андрюхе стал замечать странности, — взгрустнул Коляныч, — Ещё когда он мне 1 января утром позвонил трезвый и стал тему про игры катать.
– Да, мы тогда были совсем молодые и зелёные… — пустился в воспоминания Жека, развалившись на стуле как маститый бывалый девелопер.
– Это ты сейчас зелёный — от недельного запоя, — пояснил я. — А тогда ты хотя бы изредка делом занимался.
– Не, ну а какие ко мне претензии? — благоверно возмутился Жека. — Я вам Свиборга с Колянычем сделал? Сделал! Да так, что юзер винчестер не отформатирует*. А что вы его в игре не используете — ваши проблемы.
– Ребят, я думал 1 апреля прошло. Вы что, серьёзно хотите, чтобы я этот ваш шарик с натянутой текстуркой в игре босом сделал? — поинтересовался Лёха.
– Да и насчёт Коляныча я сильно сомневаюсь — у него всё-таки родители постарше, чем Жека. — заметил я.
– Ты, Лёха, ничего в 3D-моделировании не понимаешь, да ещё и тому программисту в ресторане свой аванс проспорил, — стал объяснять Коляныч. — Ты сам подумай — сфера, она же абсолютно круглая. А текстура — плоская. Вот ты пробовал когда-нибудь лист бумаги на шарик натянуть?
В словах Коляныча чувствовалась железная логика бывалого 3D-моделера.
– Ну, на Жекин шарик ты свою не блещущую умом физиномию натянул ведь как-то! — парировал Лёха.
– Во-первых, за физиономию ответишь, а во-вторых, у Жеки модель состоит из множества полигонов, на которые по кусочкам эта текстура и накладывается.
Лёха заткнулся, потому что крыть было нечем.
– Ребят, нам надо развеяться. Поискать вдохновения. Съездить куда-нибудь… выпить, — внёс деловое предложение Жека.
Все оживились.
– А что, вот мне вдохновения очень не хватает, — жалобно заметил Коляныч.
– Так, ребята, я же сказал, никакой выпивки…
Потом стало темно.

10 февраля
7 февраля

Утром обнаружил себя привязанным к батарее с тряпкой во рту. Дома никого не было. По крайней мере, никаких признаков жизни не наблюдалось.
Через какое-то время в комнату ввалились мои голубчики во главе с Михалычем… простите, Михаил Антонычем.
– Опаньки, вот он наш главнокомандующий! — обрадовался Миша. — А почему главнокомандующий находится перед нами в таком непотребном виде?
– Хаха! Главнокомандующий — это дерзко сказано, — заметил Коляныч. — Рулевой, центр вселенной, наш повелитель и просто мастер-сэнсей. Вот он кто, наш скромный предводитель.
– Главнокомандующий у нас провинился, — пояснил Лёха, — и теперь отбывает срок в карцере. Мы ему долго наказание придумывали. Ничего лучше Rammstein не придумали. Знаете, как у них там — ду, ду хаст миш, ю хейт мир.
– Эй, ты Миш не трогай! — возмутился в свою очередь Миша. — Духаст — это ж больно. Мне как-то этим духастом по хейту заехали из налоговой, до сих пор синяки остались. Я смотрю вы Андрюшку не очень-то бережёте. Правильно он вас без аванса оставляет. Развязали бы хоть.
Жека вынул у меня изо рта тряпку.
– Имя Андрюша я с детства не любил, — начал я издалека — оно у меня всегда с одним нехорошим словом ассоциировалось, которое я вскоре применю к нашим дорогим спиногрызам. Вот накатаю я когда-нибудь про вас какую-нибудь злобную статейку, будете знать. Всё расскажу — и про Моисеева, и про Свиборга, и про программиста из ресторана.
– Не, ну про ресторан-то зачем? — возмутился Лёха. — Побойся хотя бы доброго имени АЛКЖ, если моё доброе имя для тебя ничего не значит.
– Вот посмотрите, Михаил Антоныч! — воскликнул Жека. — Его только освобождать начали, а он уже на людей кидается. Просто представляет опасность для общества. Может его ещё немножко подержим? У нас деньги всё равно пока есть.
– А что за слово-то? — поинтересовался Миша у меня.
– Дрючить.
Потом стало темно.

Продолжение следует...


Рекомендуем почитать: