Клиент всегда мертв

Подручные смерти редко бывают людьми веселыми и жизнерадостными. Судмедэксперты, патологоанатомы, могильщики, служители похоронных агентств и кладбищ сосредоточенны, безмолвны и весьма аккуратны, стараясь хотя бы этими проявлениями своего профессионализма облегчить переход тела и души клиента из нашего мира в иной.

Клиентами киллера-клона С.О. Рокседьмого традиционно становятся люди глубоко аморальные, уважения и безболезненного перехода в неживое состояние никак не заслуживающие. Однако наравне с большинством его коллег по скорбным профессиям, С.О. Рокседьмой всегда сосредоточен, безмолвен и аккуратен – выражая мрачной своей уверенностью уважение прежде всего к самому себе.

В отличие от другого известного ангела смерти, Punisher, С.О. Рокседьмой не носит футболки с намалеванным черепом и костями. Ибо он – сам себе череп, а кости... Кости пусть остаются полиции и сыщикам, которых, наверное, сильно удивляет столь обильное появление «глухарей» и несчастных случаев с летальным исходом там, где прошел неулыбчивый мужчина в строгом черном костюме...

Простые истории
Написать объемистую рецензию на Hitman: Blood Money без истязания себя и читателя манерными фразами о бытии и небытии весьма непросто. Каждое упоминание деталей любой из 12.75 миссий (полмиссии – учеба и еще четвертушка – кровавый финал) может стать кражей чьей-то славы первопроходца и гения киллерского дела, а перечисление отличий четвертой части от предыдущих трех вряд ли займет более пары абзацев.
Тем не менее, картина начинает стремительно меняться, стоит взглянуть на нее с несколько иного ракурса...

Семейные ценности
В тот день Мануэль Дельгадо проснулся несколько раньше обычного – часы показывали совсем чуть-чуть за полдень, чилийское солнце ползло к зениту, на гасиенду неумолимо накатывал вал нестерпимой жары. Пройдя в комнату отца и поздоровавшись с ним (старик внимательно посмотрел на своего непутевого отпрыска, гадая: успел Мануэль «подзаправиться» парой дорожек кокаина или нет?), молодой Дельгадо вышел на балкон. Внизу, на торговой площади владения начинал собираться народ. «Да, – вспомнил Мануэль, – сегодня же праздник урожая. Приедут оптовые покупатели вина и...»

Ход его мыслей прервал вопрос дона Фернандо:
– Как у нас дела в подвале, сынок? Сегодня приедут клиенты – надо, чтобы все прошло хорошо.
– Все в порядке отец, – успокоил Мануэль родителя, – первая партия товара готова, все расфасовано и упаковано. За качество беспокоиться не стоит...
Он хотел было прибавить «я сам проверял», но – осекся. Все зная и понимая, отец и сын предпочитали делать вид, что один не догадывается, что его сын – завзятый наркоман, а другой: что его отец – безжалостный убийца и самый крупный наркобарон округи.
Провалявшись всю сиесту в своей тенистой и прохладной комнате, вечером Мануэль решил немного прогуляться. На площади перед винными погребами продолжалось гулянье по случаю Дня урожая винограда. Селяне и селянки из окрестных горных деревушек громко разговаривали, шутили, танцевали и, конечно, пили вино. Между ними то и дело сновали нанятые доном Дельгадо рабочие, таскающие туда-сюда бочки, жбаны, коробки, тюки... Многочисленные охранники, расставленные по всей территории гасиенды, зорко следили за тем, чтобы никто из посторонних не поинтересовался содержимым некоторых особо ценных ящиков и не забрел в помещения, не предназначенные для приема гостей...
Зайдя в дверь винного хранилища, Мануэль ничего интересного не обнаружил. Охранник, как всегда, стоял на верхней площадке лестницы; внизу, в подвальном лабиринте, сновали люди.
«А не пополнить ли мне запасы?», – вдруг подумал Мануэль, – «от батюшкиных богатств не убудет, если его сын возьмет себе килограммчик порошочку...»
Эта преприятнейшая мысль еще окончательно не сформировалась, а ноги уже несли молодого человека. По лестнице Мануэль спускался почти прыжками. Оказавшись внизу и сделав первый шаг по полу, молодой Дельгадо вдруг услышал над головой сильный хлопок. Глянув вверх, Мануэль увидел, как ускоряясь, на голову ему летят огромные бочки с обвалившейся навесной платформы, налитые по самый край виноградным соком...
Дон Дельгадо-старший даже не услышал хлопка и грохота падающих бочек – старые мастера умели строить так, что никакие звуки народных волнений, выстрелы в ночных горах или вой диких животных не могли потревожить покой хозяев.
Отдав кое-какие поручения на ночь охранникам и кратко переговорив с начальником местной полиции (давнишним «клиентом» дона), старик Фернандо почувствовал себя несколько уставшим (какой все-таки шумный день – этот День урожая). Лучшим способом снять напряжение он всегда считал музыку. Пройдя в специально оборудованную для подобной релаксации комнату, дон Дельгадо некоторое время выбирал – на чем бы ему сегодня сыграть. Выбор пал на виолончель, а рояль, хоть и уже открытый, так и остался горевать в одиночестве.
С первыми же звуками дон Дельгадо расслабился и...
...и не заметил, как из шкафа выскользнула черная тень. Мгновенье – и поршень уже вгоняет в вены старого наркобарона содержимое тонкого двухкубового шпица. Обмякшее тело протащили к балконным перилам, перегнули через них и грубо скинули вниз...

Игра на фантики
Хорошенькое дело – деньги, заработанные не самым простым способом, совершенно некуда девать. Гонорары, регулярно выплачиваемые С.О. Рокседьмому благодарными заказчиками, лежат мертвым грузом или идут на глупое коллекционирование оружейных приблуд. Почему глупое? А зачем и кому может понадобиться лазерный прицел на автомате, если уже само доставание этого автомата из-за пазухи переводит тебя в позорный ранг «мясников»?!
Конечно, есть еще и отмычки, таблетки силы и храбрости, бронежилеты, особо продвинутые детонаторы к минам и прочий облегчающий жизнь скарб. Но: как бы ты ни боролся с жадностью и воспетым еще господином Пелевиным «wow»-эффектом, идеальное прохождение (по любому из вариантов) в 99% случаев не предполагает использования чего-то, выходящего за рамки набора «по умолчанию».
Ей-богу, лучше бы вместо денег давали дополнительный шприц со снотворным или пускали в поисках подходящей одежды прогуляться по модным магазинам...

Сила искусства
Все-таки близнецы – это невероятно хорошо. Мальчик и девочка, со светлыми тонкими волосиками, шелковой кожей и маленькими аккуратными зубками, которыми они поначалу хотят тебя укусить...
Сладко потянувшись и умиротворенно зевнув, Альвардо Д’Альварде осмотрел комнату люкса в одной из лучших гостиниц Парижа. Пора вставать. Прелестная ночь, весеннее французское утро, изысканный завтрак в традициях самой знаменитой в мире кухни... разве что-то может испортить настроение в такой момент?

Д’Альварде задумался, пытаясь понять причину своего... недоумения. Недоумения от чувства неполной радости жизни.
Ах да, – «Тоска». Настоящая тоска. Идиот-режиссер почему-то решил, что опера великого Джакомо будет смотреться и слушаться лучше, если он обрядит актеров в костюмы времен кайзеровской Германии. Ему, Альвардо, конечно же, достался самый дурацкий – с огромной каской. Ну, можно ли так издеваться над лучшим тенором мира?
Горестно дожевывая устрицу, Альвардо подошел к телефону и набрал заветный номер. К счастью, его друг и благодетель был на месте.
– Здравствуйте, мистер Делахант, – кислым голосом, ничуть не похожим на тот, что очаровал оперных завсегдатаев, произнес Альвардо.
– Здравствуйте, сеньор Д’Альварде, – дружелюбно ответили на том конце провода, – как ваши дела.
– Все в порядке, спасибо. Мистер Делахант, – выдохнул Альвардо, – сегодня генеральная репетиция – и я его убью. Он – идиот, и я его убью, помяните мое слово мистер Делахант. – Альвардо начал разогревать сам себя, провоцируя очередную истерику.
– Не думаю, что это выход, Альвардо, – с юмором, но жестко пресек подготовку к припадку Ричард Делахант. – Хочешь, я приду на репетицию и лично прослежу, чтобы все прошло хорошо?
– Хочу, мистер Делахант. И вы знаете, чего я еще хочу, – вдруг шаловливо перевел тему Д’Альварде.
– Знаю; конечно, знаю, – вздохнул, точно над постелью больного, стареющий дипломат, – но пока ничем не могу тебя обрадовать. Родители мальчика, эти чертовы упрямые тунисцы, уперлись как бараны. Им, видите ли, жалко отдавать ребенка “в гарем”. Будто смерть от голода или от пули, которая может прилететь в этом гетто откуда угодно, – лучше.
– Постарайтесь, мистер Делахант, – снова захныкал артист. – Мальчик такой красивенький, хорошенький, смугленький. Я жить уже без него не могу.
– Я стараюсь, Альвардо. Честно – стараюсь...
Генеральная репетиция шла своим чередом: свет гас и зажигался, в фойе Оперы толпились журналисты с фотоаппаратами и программками. Рабочие сновали взад-вперед, заканчивая небольшой косметический ремонт верхних ярусов зала, полиция меланхолично обыскивала особо не понравившихся ей акул пера, а охрана мистера Ричарда Делаханта обложила дверь его VIP-ложи так, будто внутри проходил по меньшей мере саммит Большой Восьмерки.
Очередной выход артистов совсем не предвещал беды. Наскоро умывшись и приведя себя в порядок в гримерках, они гуськом вышли из-за кулис и встали в соответствии с мизансценой. Прорабатывали эпизод казни Марио Каварадосси, волею режиссера превращенного в немецкого офицера Марка Ковардерера. Спев прощальную арию, Алвардо послушно дал привязать себя к столбу и стал ждать, когда глупо размахивающий игрушечным браунингом баритон выстрелит в него.

Три. Два. Один. Выстрел...
Неожиданно Д’Альварде почувствовал сильнейший удар в грудь и услышал, как пуля, ломая ребра, рвет его талантливое сердце в клочья. Испустив душераздирающий вой лучшим в мире тенором, Альвардо мешком обвис на веревках...
Ричард Делахант смотрел на происходящее на сцене с ужасом. Бежать, срочно бежать туда, где истекает кровью его друг, его лучший клиент, нежная душа, настоящий артист, гений пения, тончайший ценитель детского тела... Прыгая через две ступеньки, дипломат вбежал на сцену и приник к телу Альвардо. «Потерпи, потерпи»...
...Под потолком что-то хрустнуло. Народ, и так перепуганный до смерти, врассыпную кинулся со сцены. Все, кроме Ричарда Делаханта, которого горе сковало крепче цепей. Огромная театральная люстра, многотонное сочетание стали и стекла, качнулась и с грохотом рухнула, превратив тела Альвардо и Ричарда в кровавый фарш…

Кровавые детали
Упавший с высоты охранник – это страшно. Подстегиваемый разработчиками доработанный движок Glacier 3 пытается сделать работу максимально чисто (берет пример с главного героя), но все равно получается стыдно и смешно. С такой Ragdoll-анимацией в 2006 году надо идти исключительно в класс выравнивания: руки за уши, ноги – в ноздри. Не человек – марионетка-лошарик.
С картинкой, правда, получше. Натянув на видеокарту все предлагаемые опции из меню «графика», мы – даже в том случае, если действие превратилось в диафильм – можем практически безбоязненно снимать скриншоты пачками, продавая их потом грязным желтым газетенкам для рубрик «Ужасные кровавые убийства» и «Ночной патруль не дремлет».

P.S. «Мегабайт» напоминает, что игру Hitman: Blood Money категорически не рекомендуется продавать людям, не достигшим 18-тилетнего возраста!

Hitman: Blood Money
Жанр: шутер-головоломка про киллера
Издатель: Eidos Interactive
Издатель в России: “Новый Диск” (под маркой “ND Games”)
Разработчик: IO Interactive
Платформы: ПК, Xbox, Xbox 360, PlayStation 2
Требуется: P4-1500 Mhz, 512 Mb, 3D (Dx9.0c-совместимое)
Рекомендуется: P4-3000+ Mhz, 1024+ Mb, 3D (GF 6600GT и выше)
Мультиплеер: нет
Сложность: настраиваемая
Знание английского: крайне желательно


Рекомендуем почитать: