Все секреты мастерства

Двенадцать занятий кряду мы изучали способы доводки уже существующих изображений. Мы их резали, осветляли, затемняли, меняли цвета, обесцвечивали, ретушировали... Короче, спасали как могли. Наше сегодняшнее, последнее, занятие будет посвящено получению хороших фотографий.

Куда уходит очарование?
Купив цифровой фотоаппарат, почти каждый из нас начинал тут же фотографировать всё, что попадётся на глаза. Не отягощённые страхом потратить плёнку на ерунду, мы замечали в окружающем мире потрясающее количество кадров, которые нужно было обязательно запечатлеть для потомков. Или хотя бы для того, чтобы показать друзьям.
К вящему удивлению, девяносто девять процентов зафиксированного, будучи просмотренными на экране монитора, оказывались мусором, за который интеллигентному владельцу фотокамеры становилось стыдно.
«В чём дело?» – удручённо думал он. Почему такой красивый закат на фотографии оказался бездарной и безжизненной смесью красно-бурых красок? Почему котёнок, так смешно игравший с тапочкой, выглядит на мониторе убогой серой кучкой, затерянной в коричневом непотребстве старого, давно не мытого паркета? Почему?!

На самом деле всё просто. Человек – самое высокоорганизованное существо на Земле – воспринимает реальность мощью пяти чувств: зрения, слуха, обоняния, осязания и вкусовых рецепторов. И даже тогда, когда нам кажется, что работает какой-то один орган чувств, в фоновом режиме мозг получает информацию и от остальных. Красивый закат был красив не только игрой света и тени. Он был красив запахами вечерней травы. Он был незабываем еле ощущаемым тёплым ветерком. Он...
Фотоаппарат, в отличие от человека, не имеет ушей, носа, кожного покрова и языка. Более того – даже «глаз» у него всего один – и значит, о реальном объёме на фотографии тоже можно забыть.
Однако способ передачи очарования тех или иных моментов жизни на плоскости всё-таки существует. Он называется «построение композиции кадра» и основывается на физиологических особенностях зрения. Уходя корнями в графику, живопись и иные виды изобразительного искусства, композиция в приложении её к фотографии имеет, впрочем, некоторые отличия и тонкости – о которых мы поговорим в самом конце статьи.

Не более семи
Для начала определимся с понятием композиции. Для начала вспомним классическое определение. Композиция – это совокупность изобразительных элементов, объединённых какой-либо связью, которая приводит к появлению новых интегральных свойств, не присущих этим элементам в их разобщённости. Итак, главная ценность композиции – в её целостности. Целостность композиции – это неразрывная её связь элементов, подчинённость их общей идее.
Как мы уже говорили в статьях о портрете, любая фотография структурно делится на «фигуру» и «фон». Так вот, первое правило хорошей композиции – лаконичность. В кадре не должно быть ничего лишнего. Ни одного элемента. Ни одной фигуры. Зрение человека устроено таким образом, что максимальное количество предметов, обрабатываемых сознанием одномоментно, не может превышать шести-семи единиц. Если их больше – они «выстраиваются» для обработки в «очередь», и целостность картинки разрушается.

А ещё исследования особенностей человеческого зрения доказывают, что сознанию гораздо легче иметь дело с нечётным количеством предметов. Выстраивая композицию, об этом также необходимо помнить.

Глаза, улыбка, ноги...
Ещё очень важно помнить, что разные предметы (фигуры) имеют для человека разный смысловой «вес». Наибольший вес для сознания всегда имеют изображения людей. Потом животных. Техники. Выдающихся деталей интерьера или ландшафта.
Впрочем, с людьми тоже не всё так просто. В изображении человека мы в первую очередь обращаем внимание на лицо. Потом, как ни странно – на ноги. Оцениваем эмоции. Последние – если они яркие – привлекают к себе повышенное внимание.
Если же на фотографии уместилось только лицо, то обработка идёт так: глаза, рот, нос...
После «опознания» фигуры, мозг автоматически обводит её контуром, представляющим теперь часть сети линий, формирующих композицию. Композиционно мы различаем три вида линий: вертикальные, горизонтальные и диагональные. Человек, происходя от обезьян, лучше всего воспринимает... диагональные линии. Однако тут есть нюанс. Если вы посмотрите на шахматную доску, то первое, что вы увидите – диагонали. Чёрные или белые. В этом «или» и кроется секрет – наш мозг физиологически не приспособлен одновременно воспринимать разнонаправленные диагонали. Заботясь о целостности композиции это необходимо хорошо помнить. К слову, у диагональных линий есть ещё один маленький секрет – идущие снизу-слева, они воспринимаются «медленнее» тех, что идут сверху-слева.
И о движении. Фотоаппарат – не кинокамера, и фиксация движения в кадре ему недоступна. Однако и тут есть небольшие секреты, главный из которых – в формировании кадра так, будто движущийся предмет «входит» в изображение, а не выходит из него. Перед движущимся объектом всегда должно быть достаточное количество свободного пространства. Помните об этом тоже.

Навёлся? Жми!
Большинство начинающих фотолюбителей делают одну и ту же ошибку, воспринимая свой новенький фотоаппарат своеобразной винтовкой с оптическим прицелом. Что это значит? Это значит, что их первые фотографии скучны и однообразны: линия горизонта – ровно посередине, главный объект съёмки – точно посередине кадра, будто готовится получить пулю в лоб от меткого снайпера.
Законы композиции диктуют совершенно иное построение кадра.
Во-первых, классический фотокадр должен делиться на девять частей тремя горизонтальными и тремя вертикальными воображаемыми линиями – это называется правилом трёх третей.
Во-вторых, горизонт желательно располагать вдоль из одной горизонтальных линий, делящих кадр на три части. Так мы избежим ненужной симметрии кадра и не будем заставлять зрителя выбирать (подсознательно) – какая конкретно половина – верхняя или нижняя – более важна в смысловом плане.

Наконец, в-третьих, именно пересечения наших воображаемых линий – а пересечений этих на кадре всего четыре – и являются истинными центрами изображения. И главный объект съёмки рекомендуется помещать именно туда. Некоторые фотографы считают, что все четыре смысловых центра равны между собой, однако большинство придерживается мнения, что левая нижняя и правая верхняя точки имеют несколько больший вес. Вполне согласен с этим и я.

Просто практикум
В заключение, как и было обещано, поговорим о некоторых тонкостях построения кадра, которые можно практически сразу применять на практике. Итак...
Горизонтальные линии в изображении придают ему атмосферу покоя, неподвижности. Этот же эффект создаёт симметричное или ритмичное построение композиции.
Глаз человека всегда сначала пробегается по горизонтальным и лишь потом – по вертикальным линиям.
Диагональные линии – как уже было сказано – воспринимаются сознанием наиболее естественно. Они моментально «пробегаются» глазом, как бы «связывая», «шнуруя» всю композицию.
Для европейца нормальным считается анализировать кадр слева направо (связано с тем, что мы читаем тоже слева направо), поэтому фигуры, движущиеся в кадре справа налево воспринимаются нами как нечто более мощное, преодолевающее напор.
Съёмка детей должна происходить с высоты их роста, съёмка взрослых – с высоты их плечевой линии или груди.
При съёмке архитектуры, пейзажей и прочих однотонных и ритмичных изображений в кадр крайне рекомендуется включать изображение человека, животного или техники. Таким образом у фотографии появится центр, вокруг которого будет происходить анализ изображения. Этот приём называется «дурилка картонная».

Все – в кино!
На этой оптимистической ноте мы закрываем нашу «Фотошколу». Следующий цикл статей будет посвящён... кинематографу, а точнее – фильмам, появляющимся на экранах нашего города и на DVD.


Рекомендуем почитать: