Скоро в школу...

1-го сентября дети пойдут в школу. Да и не дети тоже. Да и не только в школу. В институт тоже пойдут.
В том, что образование – штука очень полезная не сомневались даже в царской России, где за получение диплома об окончании ВУЗа ответственные органы при Дворе сразу выдавали молодому специалисту личное дворянство.
После Революции с образованием, правда, стало похуже: сначала ГПУ под управлением Ф.Э. Дзержинского искореняла беспризорность, потом всякие фанатично настроенные граждане пытались сочинить «новую педагогику», отвечающую целям партии большевиков: всякие там группы, обучение на основе выполнения проектов и т.д. Но году к 35-40 стало ясно, что классно-урочная система имени пана Яна Амоса Коменского как и четыреста лет назад, что называется «рулит и педалит». И не прошло и пяти лет пятилетки, как царская система обучения: гимназии-школы, реальные училища-ПТУ, университеты-ВУЗы была восстановлена по всей стране.
Советская система образования была основана на принципе сциентизма – то есть, во главу угла ставилось знание как таковое, как объект науки, а не сущность, имеющая обязательно практическое значение. И хотя некоторым такое положение дел казалось странным – зачем на протяжении 10 лет заучивать сложные научные концепции, места которым в реальной жизни практически никогда не находится – на самом деле идеологи советской системы образования знали, что делали.
Дело в том, что сциентический принцип обучения заставляет человека думать, самостоятельно разбираться в сути вещей, тренируя его мозг для независимой, отличной от готовых шаблонов, работы. Как таскание штанг и работа на тренажёре не похожа на бытовую физическую работа, так заучивание стихов, запоминание формул и изучение теорий строения атомного ядра не имеет ничего общего с повседневными интеллектуальными потребностями. Однако и то, и то предназначено для тренинга соответствующих возможностей организма – причём, делает это по оптимальному и максимально эффективному алгоритму. Выходя из дверей школы после 10-го (11-го) класса, школьник с удивлением осознавал, как казалось бы разрозненные малополезные знания, которыми его пичкали на протяжении 10 лет, неожиданно складываются в нечто особенное – цельное, что мы привыкли называть интеллектом.
В современной России, уверенно идущей по проторенной дороге общемировых и общеевропейских ценностей, от принципа сциентизма, похоже, решили отказаться. Знания теперь ценятся либо за их бытовую полезность, либо за абстрактную «интересность», лёгкость восприятия, запоминания и воспроизведения. Литература заменяется социологией, химия – уроками танца, а физика – законом божьим. Зато английский язык начинают изучать в первом классе. Видимо, в надежде, что ребёнок сможет сказать «фак ю» с бостонским акцентом раньше, нежели выучит правило правописания «жи» и «ши».
Да, помимо классно-урочной системы хорошие результаты обучения даёт индивидуальное преподавание. Когда, значит, один учитель, один ученик. Но: никакого благорастворения воздухов: учитель задаёт огромные задания по всем предметам, жёстко контролирует их выполнение и, при случае, не стесняется применять розги. К сожалению, современный уровень науки не предполагает, что один человек в состоянии преподавать всю школьную программу по всем предметам. Поэтому модных сейчас гувернёров и воспитателей я считаю фикцией и благоглупостью.
Что же будет, если российская школа всё-таки перейдёт на иные принципы обучения? Не знаю. Точнее, знаю – ничего хорошего. Пока ещё не у всех моих соотечественников есть достаточное количество денег, чтобы посылать своё чадо в старинные английские гимназии, где учеников адски мучают математикой, латынью и физикой с утра до вечера, а согбенные учителя ещё прекрасно помнят времена официально разрешённых физических наказаний. На русские же гимназии, при всём уважении, надежды нет: количество вкладываемого родителями денег не идёт учебному процессу на пользу – ибо когда в доме разрушен фундамент, развешивание картин и перевешивание гардин делу не поможет...


Рекомендуем почитать: