Опять про «Арию»

Разгорелась на местном форуме дискуссия по сабжу, и по их последнему альбому. Стал я отвечать... отвечал-отвечал, и накатал нехилых размеров статью. Думаю, интересно получилось.
Итак:

Гм, я тоже имею кое-какое мнение насчёт «Арии», Кипелова, Маврика и всех-всех-всех. Мнение это основано на фанатской любви к данному коллективу (имеется в виду «Ария») и, собственно, всем-всем-всем (имеются в виду все из этого коллектива вышедшие). Кроме этого мнение моё подкреплено изучением творческого пути всех участников коллектива.
Вообще на эту тему могу писать много, но постараюсь сжать все мысли по максимуму.
В Арии состав менялся бесчисленное количество раз. Гитаристы, басисты, барабанщики, и вокалисты приходили, уходили и возвращались вновь. Были сессионные музыканты, много чего было. Но Ария всегда оставалась высокопрофессиональной группой.
Собственно, по «текучке» участников: с самого начала и по сей день, без перерывов и уходов в Арии остаётся только один человек — Владимир Холстинин.
Следующая мысль: каждый новый участник, появляясь, приносил что-то своё. А уходя, не всегда это забирал.
Давайте проанализируем всё, начиная с самого первого состава: Холстинин, Грановский, Кипелов, Покровский, Львов. Последних двоих (клавишник (!!!) и барабанщик) уже мало кто помнит. А вот Грановский — мегамастер бас-гитары, сочинивший 80% песен первого альбома, в том числе мегахит всех времён «Тореро» — его помнят все. Первый альбом, записанный именно в этом составе, не похож больше ни на что. Собственно, во время записи этого альбома и «Арии»-то никакой не было — был филармонический коллектив «Поющие сердца» :) Участники просто хотели записать качественный металл-альбом, а дальше будь что будет...
Второй состав, второй альбом. Вместо Львова — Молчанов (также уже забытый участник), и (алилуйя!!!) — второй гитарист Андрей Большаков. Гениальный музыкант, достаточно сказать только что «Воля и разум» написана им. Слушаем альбом «С кем ты?» — появилась абсолютно новая ритмика, три первых песни, в каком-то смысле, воспринмаются как одна. Несомненная роль Большакова в этом неоспорима — фактически, он главный автор альбома.
Третий альбом, третий состав (меняются, я же говорил :) ). Уходят, фактически, главные «компоненты» — Грановский и Большаков, становятся «Мастером», вместе с ними уходят барабанщик и, если не ошибаюсь звукорежиссёр. Причины ухода я обсуждать и описывать не буду, сейчас речь не о том. Приходит Дубинин — ровней Грановскому его тогда никто не считал, да и сейчас трудно сказать, кто из них лучший басист. Впрочем, таких профи сейчас сравнивать между собой некорректно. Однако же, если бы не Дуб, не слышать бы нам никогда «Улицы роз» и многих других хитов.
Также приходят Сергей Маврин и Макс Удалов. Новый состав, абсолютно новое звучание — и отличнейший альбом «Герой асфальта», хотя и небольшой, но прямо-таки эталонно арийский. Хотя большинство песен сочинены Дубининым и Холстининым, заглавную песню альбома сочиняет Маврик (вернее, он придумывает риффы, мелодика уже дубининская). Уже только за одну эту песню Мавру надо ставить памятник...
А вот на четвёртом альбоме песен Мавра вовсе не слышно — он только играет «чужое». Состав «почти» не меняется — ушёл Удалов, пришёл Манякин. Альбом сочинён почти полностью Холстом и Дубом, и получилось всё очень и очень похоже на предыдущий альбом, но как-то более спокойно. Ещё бы — предыдущий альбом выпускали после смены большей половины состава, нужно было какое-то самоутверждение. «Игра» — качественно, цельно, но без выпендрёжа :)
А потом... Пятый альбом, лучшее, что есть у Арии. Вряд ли когда ещё они запишут хоть что-то близкое к «Кровь за кровь». Хотя изменений в составе не было, зато к написанию песен подключились «бездействовавшие» на «Игре» Маврик и Кипелыч. Считай, два новых автора :) . Половина песен — шедевральны, другая половина — отличны. Маврик, хотя это и не прописано на обложке, придумывает самую гениальную вещь альбома — соло на заглавной песне. Блин, я эту песню могу гонять по кругу часами, но соло я люблю больше всего... ладно, что-то я отвлёкся. Сказать хотел ещё то, что Маврик «бьёт редко, но метко» — за три альбома сочинил три песни (вернее — две и одно вышеупомянутое соло), зато КАКИЕ песни и КАКОЕ соло!
Шестой альбом: опять начинается кавардак. Что происходит — непонятно. Кипелов начинает выступать с «Мастером», Холст и Дуб решают, что им нужен новый вокалист, Маврик приципально не согласен с этим решением и его «уходят». Вместо Кипелова даже берут Булгакова (весьма неплохо пел, кстати, у меня есть его записи с Арией), но глава «Мороз Рекордс» Александр Морозов «давит» на Кипелова и на Дуба с Холстом, в результате чего группа воссоединяется. Булгаков остался ни с чем, да и Маврика жалко — обратно в Арию ему уже вернуться не суждено.
Вместо Сергея Марина приходит другой Сергей — Терентьев. На «Ночи» ему принадлежат очень многие сольные партии — и снова альбом получается отличающимся от предыдущих. Скорее в сторону некоторого упрощения, впрочем, не особо заметного. Всё-таки у группы уже есть сложившееся «сочинительское» ядро Дубинин-Холстинин, именно они, по сути, и есть «мозг» Арии, остальные участники проявляют себя не так часто.
Однако вся эта неразбериха с записью «Ночь короче дня» делает своё дело. Музыканты решают разбежаться ненадолго, и записать сольники. Так появляются Дубининско-Холстининская «АвАрия» и Мавринско-Кипеловское «Смутное время».
По «АвАрии» — абсолютно уникальный альбом. Строго говоря, это, конечно, не Ария, да и сделан сольник был, как говорят сами музыканты, больше в шутку. Другое дело — «Смутное время». Мегаальбом. Суперальбом. Абсолютно новое звучание как музыки, так и вокала Кипелова. Да, ещё стоит упомянуть, что басуху на «Времени» записал Грановский. В общем, три суперпрофессионала выпускают очень удачный материал, правда, с не очень удачным звуком (подкачала студия звукозаписи). Расписывать отличия «Арии», «АвАрии» и «Смутного времени», думаю, не нужно...
Седьмой альбом («Генератор зла»). Для «Арии» — довольно мелодичный, видимо Дуб с Холстом учли популярность «Смутного времени», и кое-что оттуда позаимствовали — в хорошем смысле, конечно. Так «Закат» очень смахивает на «Ночь в июле», да и вообще — как-нибудь на досуге послушайте сначала один альбом, потом другой :) . Общий материал очень впечатляет, один из лучших альбомов, имхо. Но изменений состава группы нет, поэтому идём дальше.
Восьмой альбом — последний в этом составе. «Химера», название, надо сказать идеально отражает суть альбома — он получился очень неопределённым. Каждая песня — сама по себе, и духом они иногда различаются как два полюса магнита. При этом все песни — отличные, похожие на предыдущий альбом (состав-то не менялся), укладываются в одну концепцию этакой средневековости, но всё-же чувствуется какая-то неслаженность. Возникают те самые «творческие разногласия», через какое-то время из группы уходят Терентьев, Манякин, и — увы и ах — Кипелов. В этот раз уходит бесповоротно — надавить на него некому.
Тут стоит рассказать вот о чём: по словам Кипелова «Арии» больше быть уже было не должно. Теря, Маня, Кипелыч и Маврик должны были стать «Кипеловым», а Холст и Дуб — «Химерой». Об этом, якобы, существовала договорённость. Но Холстинин с Дубининым её нарушили, и оставили за собой название «Ария», что Кипелова обидело.
По версии Холста и Дуба — никакой договорённости не было, мол они вдвоём и есть «Ария» и будет так во веки веков, аминь. С одной стороны прав Кипелов — без его вокала — Ария не Ария. С другой стороны — без Дуба с Холстом Арии тоже уже не представить...
Ну да ладно. Ария осталась в таком же положении, как и в 87 году — трое из пяти участников группы свалили. Причём свалил и вокалист, а это для Арии страшно — по голосу Кипелова их всегда и узнавали (скажем, то же маврокипеловское «Смутное время» на пиратских дисках всегда принадлежит «Арии» — пираты судят по вокалу).
Появляются Попов из «Мастера», Удалов (уже игравший в Арии) и вокалист Беркут (в миру Михеев ;) ). С Удаловым и Поповым, в общем, всё понятно. Первый — классный барабанщик, второй — неплохой гитарист, в принципе, равноценная замена Терентьеву. А вот Беркут — этакое «перекати-поле». Где он только не пел... и в «Волшебных сумерках», и в «Мелодии» и с Мавриком, и в «Tzar», и в «Афтографе», конечно... Пел он при этом, на мой вкус, довольно средне, да и не такие уж тяжёлые вещи... Кто хочет сравнить Беркута тех времён с Кипеловым — слушаем «Гонку» с альбома Маврика «Скиталец» и «Кастлеванию» со «Смутного времени» — по сути, это одна и та же песня. Сравнивать более поздние перепевки Беркутом кипеловских песен не стоит — Беркут начинает петь совсем в другом стиле.
Но вернёмся к альбому. «Крещение огнём» вызвало у поклонников «Арии» и меня в том числе самые противоречивые чувства. Мелодики поубавилось, да и вокалист новый... непривычно. Очень заметно, что и музыка и стихи «подогнаны» под Беркута, в итоге звучание стало более «айронмейденовским». Хорошо это или плохо — не знаю. Альбом вышел достаточно неплохой, но, как сказано выше — противоречивый.

Опять отойду ненадолго от «Арии»: Кипелов выпускает «Реки времён», воспринимающийся как продолжение «Смутного времени». Ну а что — главная «движущая сила» — Маврин-Кипелов (хотя Маврик и ушёл из группы до записи альбома), посему имеем что имеем. Но и «староарийские» нотки в альбоме тоже проскальзывают, что-то в «Реках» есть и из «Химеры» и из «Генератора»...

Десятый альбом Арии. «Армагеддон». Тот же состав, никаких изменений. Про него я уже писал. и мнение моё не поменялось — просто, линейно, без изысков. И для Арии — плохо. Почему — не знаю, может быть просто музыканты уже постарели, растеряли талант. В «Кипелове» всё-таки музыканты моложе, это тоже играет свою роль.

Важно сказать о роли поэтов в становлении «арийского» стиля. Так уж сложилось, что у Арии всегда было два основных поэта — Александр Елин и Маргарита Пушкина. Первый пишет тексты прямые и ровные, как рельса, но притом связные, интересные, и легко воспринимающиеся на слух, вторая — всегда сочиняет с переподвыподвертом, с жуткой философией и двумя-тремя скрытыми смыслами. Разумно чередуя тексты Елина-Пушкиной, арийцы и получили нечто своё, особенное. Иногда, правда, тексты писал и Кипелов, это тоже стоит учесть.
А на последнем альбоме появляются тексты новых авторов — Лобанова, Кокарёвой и даже — хехе — гитариста Попова. Конечно, судить по одному-двум текстам о поэтах сложновато, но если хотите знать моё мнение — Лобанов зарулил («Последний закат» и «Мессия» — его тексты), Кокарёва — слив (текст «Меченого злом» никуда не годится с точки зрения подбора рифм — «себя-моя», «нет-свет» и т.п.). Про Попова ничего не скажу, писал он в соавторстве с Пушкиной, потому что принадлежит ему, а что ей — хз.
От текстов Елина, Ария, судя по всему, отказалась (не смогли простить ему авторство «Сам ты Наташа» :D ), так что большинство текстов на «Армагеддоне» в отличие от «Крещения» принадлежит всё той же Пушкиной.

Всё. Хватит. Пора делать выводы.
А вывод один: ротация музыкантов для «Арии» — вещь нормальная. Лет через пять впечатление «уровняется» и мы «Армагеддон» будем считать «истинно арийским» альбомом...


Рекомендуем почитать: