Из старого: Матриксъ-три.

Сначала, чтобы рассказать предысторию, зрителю показывают Аниматрицу. Становится понятно, что роботы были хорошие, а люди плохие. А когда люди стали воевать, то раскаялись, но было уже поздно.

БРАТЬЯ ВАЧОВСКИ: Эту серию надо смотреть сразу после второй, потому что это как бы была сначала одна серия.
ЗРИТЕЛЬ, недоверчиво: Ладно, мы пойдём в кинотеатр.

Сцена первая.
Корабль летает и кого-то ищет.
ЗЛОЙ БЕЛЫЙ КАПИТАН: Мы должны их найти, во чтобы то не стало!
На столе лежат НЕО и АГЕНТСМИТ.
ВРАЧ: У них что-то с башкой. Думаю, они всё-ещё в Матрице. Или сильно ударились.
В это время ГУГЕЛЬ звонит из Матрицы на корабль.
ГУГЕЛЬ: ПИФИЯ вас ждёт тчк больше сказать не могу зпт нет денег телефон тчк.

Сцена вторая.
Станция подземки. НЕО очухивается.
НЕО: Кто ты?
ДЕВЧУШКА: Я люблю кататься на паровозе и щенков. Мне нельзя рассказывать тебе, но я тебя люблю, поэтому скажу, что если ты хочешь отсюда выбраться, то лучше этого не хотеть, потому что всё равно у тебя ничего не получится...

Сцена третья.
ТРИНИТИ, МОРФЕУС и ГУГЕЛЬ приходит к ПИФИИ. Вместо ней сидит страшная чёрная старуха.
ТРИНИТИ: Ты кто?
ПИФИЯ: Я ПИФИЯ, просто в фильме было очень мало негров — всего полсотни, и чтобы режиссёров не упрекали в расизме, на эту философскую роль поставили меня.
ЗРИТЕЛЬ: Ни фига себе, негров им мало. Могли бы кого получше найти, Наоми Кемпбелл, например, или Бритни Спирс. А на роль МОРФЕУСА надо было Брюса Виллиса позвать.
Седует философский монолог. ЗРИТЕЛЬ грызёт семечки и сплёвывает на пол.
ПИФИЯ: Выбор это то, что нам будет, если мы будем верить в то что должны выбрать, если мы это не знаем.
МОРФЕУС: Я всегда это говорил!

Сцена чётвертая.
Опять подземка.
ДЕВЧУШКА: ...и вообще, какого хрена ты вылез из Матрицы, вот нам нормальным программам тут...
НЕО собирается заткнуть уши руками, но ДЕВЧУШКУ зовёт ИНДУС.
ИНДУС: Это моя дочь. Я работаю на МЕРОВИНГА чтобы её не стёрли с винчестера. Мне нельзя вам ничего говорить но я всё расскажу.
ИНДУС не смотря на красноречивые протесты всё время молчащей ЖЕНЫ и грызущего семечки ЗРИТЕЛЯ рассказывает, что отсюда выбраться можно только на метро, а в метро может пустить только ПРОВОДНИК, а ПРОВОДНИК работает на МЕРОВИНГА, а МЕРОВИНГ...
НЕО: Хватит, я понял!

Сцена пятая, незначительная.
МОРФЕУС, ТРИНИТИ и ГУГЕЛЬ преследуют БОМЖА. БОМЖ — это ПРОВОДНИК. Как и следовало ожидать, БОМЖ убегает.

Сцена шестая.
Опять метро.
ИНДУС продолжает толкать свой монолог, но вдруг смотрит на часы.
ИНДУС: Поезд опаздывает.
НЕО: Я не виноватый!
Приезжает поезд, выбегает БОМЖ.
БОМЖ: НЕО, я не пущу тебя, ты безбилетник!
НЕО: Зато я знаю кун-фу!
БОМЖ: А я в домике!
Сильно бьёт НЕО в живот. Непобедимый НЕО валяется на полу, поезд уезжает.

Сцена седьмая.
ТРИНИТИ, МОРФЕЙ и ГУГЕЛЬ приходят к МЕРОВИНГУ и дерутся с охраной. Уснувший зритель просыпается только к концу драки.
ЗРИТЕЛЬ: Мы эту драку уже видели в первой части!
ВАЧОВСКИ: Ну ведь круто же было!
МЕРОВИНГ сидит в окружении танцующей гопоты.
МЕРОВИНГ: , это опять вы, тупые амегикосы!
МОРФЕЙ: Пусть НЕО вернётся, а мы за это дадим тебе что попросишь.
МЕРОВИНГ толкает монолог, суть которого сводится к тому, что он — утончённый француз, а они — отбросы общества.
МЕРОВИНГ: Мне нужны глаза ПИФИИ. Это такой фганцузкий деликатес, вам как всегда, не понять, се тги муа!
ТРИНИТИ (выхватывая пушку у охранника): Нет, как она вслепую будет печенье печь?
За кадром ПИФИЯ прозревает в будущее и радуется.
МЕРОВИНГ возвращает НЕО.
МЕРОВИНГ: Опять они меня обманули!
Теперь о МЕРОВИНГЕ можно забыть.

Сцена восьмая.
ПИФИЯ и ДЕВЧУШКА пекут радиоактивное печенье. Входит НЕО.
ДЕВЧУШКА: Смотри-ка, вернулся!
ПИФИЯ: Не бери в голову, возьми в рот. На конфетку.
НЕО: Спасибо, я ещё с той пилюльки отойти не могу. Ешь сама свой варёный сахар.
Пифия толкает ещё один монолог, суть которого сводится к тому, что ПИФИЯ видит будущее, но если она расскажет, то всё изменится. ЗРИТЕЛЬ нервно курит.
ЗРИТЕЛЬ: Когда будет кун-фу?!
ПИФИЯ: Ты можешь делать то, что ты должен, иначе ты не можешь быть тем, кто ты есть.
НЕО: МОРФЕУС мне про это всегда говорил!

Сцена девятая.
АГЕНТСМИТЫ ловят ГУГЕЛЯ и ДЕВЧУШКУ. Самый главный АГЕНТСМИТ стоит перед ПИФИЕЙ.
АГЕНТСМИТ: МАМА!
ПИФИЯ: Иди в жопу, белая шваль!
АГЕНТСМИТ брызгая слюной произносит монолог, суть которого в том, что АГЕНТСМИТ крутой, а остальные — казлы. Из зала доносится храп.
АГЕНТСМИТ: Печенье хочет любви (всем смешно).
ПИФИЯ: Делай то, за чем пришёл, или ты не будешь тем, чем ты...
АГЕНТСМИТ вселяется в ПИФИЮ, не давая договорить монолог. В зале слышны одобрительные возгласы и снова храп.

Сцена десятая.
Корабли стыкуются. Выходит капитан НИОБИ.
НИОБИ: Вообще-то, моё имя читается как Наёби, но по-русски это звучит плохо.
МОРФЕУС: Ты жива.
НИОБИ: Я тебя всегда любила, но ты об этом узнаешь только перед моей смертью!
МОРФЕУС: Она меня любит, но я узнаю об этом только перед своей смертью!
ВМЕСТЕ: Вот бы скорей сдохнуть!

Сцена десятая.
Совет Зиона. НЕГР-КОМАНДУЮЩИЙ докладывает совету.
НЕГР: Нам п#здец через два часа!
ЗРИТЕЛИ: Как? Ещё два часа ждать?

Сцена одиннадцатая.
Все решают, что делать.
ЗЛОЙ БЕЛЫЙ КАПИТАН: Если мы полетим тут, то нас поймают, а если полетим тут — тоже поймают.
НИОБИ: Моя фамилия — Шумахер, я проведу вас по канализации!
НЕО: А я полечу в Город Машин и там по-геройски погибну.
МОРФЕУС: Ты должен это сделать ради нас!
ТРИНИТИ: Я полечу с тобой и тоже погибну.
В это время АГЕНТСМИТ просыпается и убивает ВРАЧА.

Сцена двенадцатая.
НЕО и ТРИНИТИ летят вдвоём. Где-то в бурдачке спрятался АГЕНТСМИТ.
ТРИНИТИ: Давай ты меня трахнешь перед смертью!
НЕО: Не царское это дело, в п#зде ковыряться!
ТРИНИТИ: Тогда пойду с двигателем поковыряюсь.
АГЕНТСМИТ: А вот и я!
Дерётся с ТРИНИТИ. Но тут кун-фу не работает, поэтому ТРИНИТИ вырывается и кричит. Вбегает НЕО с бластером.
АГЕНТСМИТ: Брось пушку, а то я перережу ей глотку.
ТРИНИТИ: А если бы мы трахались, ничего этого не было бы!
НЕО: Я умею кун-фу!
АГЕТСМИТ и НЕО дерутся. Кун-фу всё равно не работает, поэтому АГЕНТСМИТ тыкает высоковольтным проводом НЕО в глаза.
НЕО: Мозг не задет, теперь я громко вижу то, что ты слышишь!
АГЕНТСМИТ пытается прибить НЕО ломиком, но НЕО перехватывает ломик и красиво разбивает им черепушку АГЕНТСМИТУ.
ТРИНИТИ: Ты ослеп, но я тебя всё равно люблю.
ЗРИТЕЛЬ рыдает в умилении.

Сцена тринадцатая.
Доблестные защитники Зиона грузятся в боевые бронированные катафалки. На катафалках только пулемёты и ни одной ракеты, а выглядят они хоть и круто, но двигаются как динозавры из фильмов двадцатилетней давности.
ЗРИТЕЛЬ: А чего это тут никакой кабины нет? Их же всех можно легко застрелить?
ЯПОНСКИЙ НЕГР: Глупые роботы не догадаются!

Сцена четырнадцатая.
Корабль улетает от РОБОТОВ-ПАУКОВ.
МОРФЕЙ: НИОБИ, ты рулишь!?
НИОБИ: Да, я такая!

Сцена пятнадцатая.
ВАЧОВСКИЕ: Сейчас будет самая грандиозная сцена битвы в истории всего кино!!!
ЗРИТЕЛЬ просыпается.
С потолка падает БУР. Пехота в катафалках ждёт.
ЗРИТЕЛЬ: А если бы роботы кинули бы в дырку бомбу, то сразу бы победили!
Но бомба не падает, вместо этого вываливаются тысячи РОБОТОВ-ПАУКОВ.
РОБОТЫ-ПАУКИ: Мы очень глупые, но нас много. Поэтому мы тут полетаем, а вы нас постреляете, чтобы никто в обиде не остался.
Пехота так и делает. РОБОТЫ глупо летают, позволяя себя расстреливать. Защитники тоже не остаются в долгу, героически погибая от нехватки патронов.
Вокруг всё рушится и темно. Бегают тётки с гранатомётом и стреляют в БУР.
ЗРИТЕЛЬ: А если бы такие гранатомёты поставили на катафалки, то было бы круче!
ВАЧОВСКИ: Заткнитесь и смотрите!

Сцена шеснадцатая, малозначительная.
Корабль, где НИОБИ и МОРФЕУС всё-таки засекли роботы. Они летят по канализации.
НИОБИ: Спокуха, прорвёмся!
МОРФЕУС: Б#Я!

Сцена семнадцатая.
Опять Зион.
НЕГР-КОМАНДУЮЩИЙ: Корабль летит! У него есть пушка, которая уничтожит всех роботов!
ЗРИТЕЛЬ: Не понял? А почему нельзя было спрятать один такой корабль на Зионе, а потом шарахнуть из него?
ВАЧОВСКИ: Да заткнитесь, наконец, и смотрите давайте!!!
НЕГР-КОМАНДУЮЩИЙ: Надо открыть ворота, иначе они врежутся.

Сцена восемнадцатая.
ЯПОНСКИЙ НЕГР отстреливается от РОБОТОВ-ПАУКОВ те ОГРОМНОЙ толпой летят на него, но в метре от катафалка разворачиваются и убегают, позволяя себя расстреливать. Патроны кончились, роботы порезали ЯПОНСКОМУ НЕГРУ лицо, но не разломали катафалк.
РЯДОВОЙ: Я заряжу патроны!
ЯПОНСКИЙ НЕГР: Поздно, я умираю. Вот моя тайна: я не НЕГР, я мазутом испачкался.
ЯПОНСКИЙ НЕГР умирает.
РЯДОВОЙ забирается в катафалк и идёт открывать ворота, потму что из центра управления они не открываются.
НИОБИ: Сейчас мы погибнем! МОРФЕУС, я тебя лю... Вот чёрт, они открыли ворота!
Корабль влетает внутрь шлюза, и применяет пушку. Дохлые РОБОТЫ падают на пол.
ФРИМЕНЫ радуются.
НЕГР-КОМАНДУЮЩИЙ: Рано радуетесь.

Сцена девятнадцатая.
Слепой НЕО и ТРИНИТИ ведут корабль.
НЕО: Нам туда (показывает рукой).
ТРИНИТИ: Но ты же ничего не видишь!
НЕО: Тогда сама веди.
ТРИНИТИ поворачивает, куда сказал НЕО.
Вдруг из под обломков вылазит миллион роботов. НЕО напрягается и роботы взрываются. Тринити офигевает.
Но роботов слишком много, они облепляют корабль.
НЕО: Рули вверх!
ТРИНИТИ послушно рулит, поднимая корабль к облакам. Роботов убивает молнией, корабль поднимается выше облаков, и ТРИНИТИ первый раз видит Солнце.
ТРИНИТИ: Ни х#я себе!
Корабль повреждён молнией, двигатели отключились. В самый последний момент ТРИНИТИ заводит двигатель, но корабль врезается в стену.
ТРИНИТИ: Надо было пристёгиваться!
НЕО: Что с тобой?
Зрители видят ТРИНИТИ, которую проткнули резиновыми шлангами, взявшимися непонятно откуда.
ВАЧОВСКИ: Сейчас будет грустная сцена!
ТРИНИТИ толкает монолог, суть которого сводится к тому, что смерть рядом с любимым человеком как бы не считается.
ТРИНИТИ: Я умираю! Я умираю? Я умираю...
Пафосно умирает двадцать минут, и никак не умрёт.
НЕО: А я тебя поцелую...
Тринити сразу же умирает. Зритель промакивает слёзы платочком

В это время в Зионе:
НЕГР-КОМАНДУЮЩИЙ: У нас кончились патроны, будем биться врукопашную!

Сцена двадцатая.
НЕО идёт по Городу Машин. Из за леса, из за гор вылезает ЁЖИК.
НЕО: Давай поговорим как мужчина с мужчиной!
ЁЖИК: Валяй.
НЕО: Это всё АГЕНТСМИТ! Давай я его победю, а ты за это никого не убьёшь.
ЁЖИК: Валяй.
Подключает НЕО к матрице.
НЕО: Да у них тут выделенка!

В это время в Зионе:
МОРФЕУС: Роботы остановились. Это всё НЕО! Я вам говорил.

Сцена двадцать первая, практически последняя.
НЕО идёт по улице. Везде одни АГЕНТСМИТЫ и дождь.
АГЕНТСМИТ: Я всегда говорил, что ты казёл! Сдавайся!
НЕО: Фримены не сдаются!
НЕО и АГЕНТСМИТ мутузят друг друга.
Зритель откровенно зевает и смотрит на часы.
Вокруг всё взрывается и ломается, хотя ничего вроде не происходит.
ВАЧОВСКИ: Это из них сила так и прёт.
ЗРИТЕЛЬ: А по-моему вы китайских боевиков насмотрелись.
НЕО и АГЕНТСМИТ уже не приземляются, мутузя друг друга в воздухе. Наконец, НЕО повержен.
ЗРИТЕЛЬ: Так всегда бывает, что хорошего сначала побьют, а потом он сам всех побьёт.
ВАЧОВСКИ: Заткнитесь!
НЕО встаёт и как ни в чём не бывало мутузит АГЕНТСМИТА, последним ударом закатывая его в землю на глубину в километр.
ЗРИТЕЛЬ: Я же говорил!
Вдруг АГЕНТСМИТ всё-таки вылазит из ямы.
АГЕНТСМИТ: Я непобедим!
НЕО: Правильно, ты — не победим, а мы обязательно победим. Я сдаюсь!
АГЕНТСМИТ: Не понял?! Ты есть то, кем ты стал потому что ты верил в то, что ты должен быть! Вот чёрт, давай я тебя превращу, потом поговорим.
Превращает НЕО в АГЕНТСМИТА. В это время ЁЖИК подаёт НЕО 220 вольт в мозг, и все АГЕНТСМИТЫ друг за другом красиво и с воплями взрываются. Что стало с НЕО — непонятно, но ЁЖИК забирает его с собой.

Ещё одна последняя сцена.
РЯДОВОЙ: МАЗАФАКА! ВОЙНА КОНЧИЛАСЬ.
ФРИМЕНЫ радуются и целуются.
НИОБИ: МОРФЕУС, я так и не скажу, что я тебя люблю!
МОРФЕУС: Пошли лучше потрахаемся.
Сцена, наконец, самая последняя.
К ПИФИИ подходит АКАДЕМИК ПАВЛОВ.
ПАВЛОВ: Хрен с тобой. Пусть живут как хотят, надело мне всё. Должен же быть в конце концов, конец, наконец, у этого фильма!
Все радуются, особенно ЗРИТЕЛЬ.
ДЕВЧУШКА: А НЕО вернётся?
ПИФИЯ: Это будет зависеть от того, сколько фильм соберёт в прокате.
ЗРИТЕЛЬ: Так понимаю, деньги не вернут...
ВАЧОВСКИ: Надеемся, над дадут «Оскар».

Конец.
© 2003, Я, любимый.


Рекомендуем почитать: